Приложение 7



 

Темирбулатов Алькен Оскарович,

д.э.н., профессор г. Астана, Казахстан

 

8. Основы организационно-правового обеспечения развития кооперативной деятельности

 

Перестроечные годы со всей остротой поставили вопрос о бедственном положении страны в области права, которую характе­ризуют массовая правовая безграмотность не только исполнителей законов, но и самих законотворцев. Проректор Московского юриди­ческого института С.Солдатов на страницах газеты «Известия» прямо связал «войну законов» с недостаточной правовой компетентностью представителей власти и их советников1. Эту неком­петентность С.Солдатов объясняет недостатком числа юристов (в СССР их 270 тыс., а, например, в США — 700 тыс.), острым их дефицитом в Советах всех уровней, где на долю правоведов прихо­дится лишь 3% работников их аппарата. «Еще плачевнее положение в этом плане у самих законодателей, — продолжает проректор. — Стоит ли удивляться беззаконию принимаемых Советами решений. В этом смысле даже Указы Президента — не исключение».

Об уровне компетентности законотворцев можно судить по це­лому ряду примеров, приведенных в книге доктора юридических наук, профессора А.Собчака2, выступлениям в печати других народных депутатов СССР3.

Между тем, переход к рыночной экономике требует от пого­ловно всего населения совершенно иного общественного и правово­го сознания, чем культивировавшиеся до сих пор. Рыночная эконо­мика — это правовая, договорная экономика. Не случайно Н.Федо­ров — Министр юстиции России указывает на ряд мер, предпринятых его ведомством и правительством республики, направленных не только на количественный, но и качественный рост юристов как гарантию необратимости процессов демократизации общества, ры­ночной экономики, защиты прав человека (Российская газета, 1991, 20 июня). Эти меры логично вытекают из необходимости пре­одоления антирыночного правосознания, когда приоритет неизменно отдавался не закону, но мнению начальства, приказу или инструк­ции вышестоящей инстанции. Отсюда возросший интерес к таким

 

_______________   

1 Солдатов С. А судьи кто? О правовой безграмотности и недостающих юристах) // Известия, 1991, 15 мая.

2 Собчак А.А. Хождение во власть. — М.: Прогресс, 1991.

3 См., например: Захаров М. В преддверии ренессанса // Литера­турная газета, 1991, 16 января; Федоров Н. Дешевая юстиция — это слишком дорого. // Российская газета, 1991, 20 июня.

 

 

 

 

 

разделам права, как международное частное право, хозяйственное право, правовые основы внешнеэкономической деятельности и т.д.1

Как известно, указанные разделы в советских вузах либо во­обще не изучались, либо были предметом интереса весьма ограни­ченного круга специализированных учреждений (МГИМО, Академия внешней торговли и т.п.). Не известен в СССР и такой раздел права, как кооперативное право2, которое преподается во мно­гих университетах стран с рыночной экономикой, а также коопера­тивных учебных заведениях. В результате самоизоляции СССР от остального мира была искусственно разрушена культура как «соци­альная память» общества, включая и институты права.

Ярким примером отсутствия такой социальной памяти в нашем обществе и является закон о кооперации, который вызвал к жизни явления весьма далекие от тех, с чем обычно связывают коопера­цию в цивилизованном мире. В своей книге А.Собчак показывает, как не привыкшие «поступаться принципами» депутаты изъяли из тогда еще проекта закона о кооперации ключевой принцип — паево­го участия в кооперативах3.

Только три года спустя после вступления в силу закона о кооперации — закона, нанесшего громадный моральный ущерб и дис­кредитировавшего саму идею кооперации, — обнародовал истинные его цели академик В.А.Тихонов: «Я сделал все, чтобы в законе нашли место такие нормы, которые бы способствовали возникнове­нию частного предпринимательства (подчеркнуто мной — А.Т.) эко­номически куда более эффективного, нежели кооперация… И я до­волен, что тогда, в 1988 году, наши законодатели не заметили этого»4.

Что ж, будем считать, что цель достигнута. Но даже ничем не ограниченное: ни рамками правового государства, ни эко­номическими обязательствами по инвестированию доходов в расширение производства, лишенное даже конкурентов и сво­бодное от каких-либо социальных норм и моральных обяза­тельств, оно пока не осчастливило общество, попутно дискре­дитировав и нанеся огромный моральный ущерб потребитель­ской кооперации, перерастающий и во вполне материальный тля десятков миллионов неработающих в ней пайщиков. А внедрение в безрыночное пространство горстки (по масшта­бам страны — именно так) предпринимателей есть не что иное, как попытка построения капитализма «по Рикардо», со всеми вытекающими отсюда последствиями. А каковы эти последствия знает теперь каждый: диктат производителя над потребителем, продавца над покупателя­ ми, что и демонстрирует государственный сектор экономики быстро перенявший нравы организованных при нем частно —­ предпринимательских структур, которые составляют 85% от общего числа действующих ныне новых кооперативов5. Последние уже сбросили чуждый им флаг кооперации и тем самым закон выполнил отведенную ему роль, поставив тем не   менее ряд проблем. Первая. Предпринимательство в трактовке уважаемого академика функция исключительно част­ного собственника, но это не так. Так, один из крупнейших идеологов предпринимательства (кстати, не понятый при жизни: даже на Западе и. умерший в 1950 г.) И. Шумпетер, не счи­тал статус собственника обязательным или определяющим

___________________________

1 Весьма характерно для советских авторов смешение юридичес­ких норм, вытекающих из законодательства с гипертрофирован­ной ролью центральных органов КПСС, ВЦСПС, министерств и ведомств, когда положения законов комментируются не с пози­ций собственного права, а с позиций Устава КПСС, решений пленумов ВЦСПС, коллегий министерств и т.д. См.: Пашков А.С. и др. Кадровая политика и право. — М.: Юридическая ли­тература, 1989).

2См.: Основы правовых норм стран Центральной Европы // Хойер В. Как сделать бизнес в Европе. – М.: Фонд «За экономическую грамотность», 1991, с. 20.

3 Собчак А. А. Указ. соч., с. 227.

4 Тихонов В. А. На полной скорости к рынку. По к какому? /Известия, 1991, 8 августа. 5Горыночная экономика // Правительственный вестник. 1991, №14

свойством предпринимателя1

И на самом деле, разве не были предпринимателями герои пятилеток да и все хозяйственники, балансировавшие между Сциллой ханжеской морали и Ха­рибдой Уголовного Кодекса?

Вторая проблема. В цивилизованных странах предприни­мательское право распространяется не только на частных лиц, но и в равной мере — на группы лиц, объединенных в общества, ассоциации, товарищества, кооперативы2. Каждое из них имеет свою нишу, исключающую всякие недоразумения, в рамках четких законодательных норм, экономических и дру­гих ограничений. При этом есть четкая граница и между фор­мами коллективного предпринимательства. Хотя они и весьма многообразны. Укажем лишь на границу между ассоциация­ми, требующими личного трудового участия членов и теми же потребительскими кооперативами, которые не связаны с та­ким участием. Последнее же теперь при разгосударствлении потребительской кооперации не учитывается, ибо благодаря усилиям Советской власти и законотворцев 1988 года она по­пала в разряд производственной кооперации, каковой не яв­ляется.

Признания академика лишь подчеркивают необходимость защиты собственности и возрождения потребительской коопе­рации, ибо она имеет собственную нишу в рыночной экономи­ке, отличную от той, что занимает частное предприниматель­ство. А потому пора возвращать кооперацию в цивилизованное русло. Современный нам капитализм вполне демонстрирует признаки гражданского мира и классового сотрудничества. И не малую роль в этом сыграла и продолжает играть коопе­рация.

Еще раз подчеркнем, что в процессе эволюционного раз­вития капитализма не были отторгнуты основные, свойствен­ные человеческой цивилизации надстроечные элементы — культура и связанные с ними духовные, моральные и нравственные ценности и устои общества. Многие из них в нашей стране были изъяты из оборота вообще, либо сущест­венно деформированы, что придает особое значение возрож­дению и укреплению моральных и нравственных начал во всех сферах жизни и деятельности нашего общества, в том числе и средствами кооперации.

Это требует анализа и отбора тех кооперативных принципов, институциализация которых способствовала бы консолидации людей (ограниченных в средствах, не рискующих заняться частным пред­принимательством и т.д.) путем объединения в кооперативные общества для удовлетворения своих потребительских и социально-культурных потребностей. Кооперативные принципы, как уже отмечалось, пред­ставляют собой систему идей, обобщенных кооператорами на основе собственного практического опыта и доказавших в прошлом свое наилучшее соответствие в качестве основополагающих направлений для тех, кто стремится создать эффективные и долгосрочные ко­оперативные общества. Однако рядовые граждане сочтут трудным, если вообще возможным, использование этих абстрактных идей в качестве ориентиров в своей деятельности как кооператоров. На практике для кооператоров гораздо важнее знать, каким образом действовать, какие правила и процедуры следует применять и ка­кие практические шаги наиболее подходят для организации эффективных кооперативных обществ и решения их экономических про­блем. Другими словами, им следует знать, какая политика и прак­тика соответствует кооперативным принципам. Практика меняется в зависимости от потребностей и изменя­ющихся социальных, экономических и политических условий, И именно в обязанности законодателя входит определить, какая практика наиболее пригодна для кооператива в данных условиях, а какая не годится и, соответственно, не может быть терпима. Хо­рошее кооперативное законодательство должно дать возможность кооператорам данного государства действовать так, чтобы добить­ся поставленных целей, а с другой стороны, должно препятство­вать такому образу

___________________________

1 См.: Агеев А. И. Предпринимательство: проблемы собственности и культуры, с. 7.

2 Хойер В. Как делать бизнес в Европе, с. 28 — 37.

.

действий, который показал в прошлом свою не­пригодность или пагубность для успешной кооперативной работы, как это сделал закон о кооперации 1988 года.

Если целью кооперативного законодательства является обес­печение реализации принципов на практике, то законодателям не­обходимо очень четко определить, по крайне мере для самих себя, что они считают кооперативными принципами, ибо при разработке любого раздела кооперативного законодательства им придется со­гласовывать его с этими принципами. Хороший закон нельзя разра­ботать без ясного понимания предмета, для которого этот закон разрабатывается.

Подобное ясное понимание целей и задач кооперативных обществ, равно как и прав и свобод граждан их создающих, харак­терно для всех стран рыночной ориентации. В основе этого — за­конодательно защищенные права и свободы граждан, в том числе и в сфере экономики, а также признание особого статуса и роли ко­оперативных обществ. Обобщая мировой опыт законодательной защи­ты прав и свобод граждан в экономической сфере, можно выделить три основных законодательных источника, определяющих цели и за­дачи создаваемых этими гражданами кооперативных обществ.

В наиболее радикальных вариантах особая роль кооперации в обществе закрепляется в Конституции той или иной страны. Так, исследователи отмечают, что таковое отмечено в Конституции Пор­тугалии (ст. 90), где указано, что «деятельность кооперативов способствует развитию культуры этой страны1. В Конституции Италии, как уже отмечалось, в 1947 году было провозглашено: «Республика признает социальную функцию кооперации, имеющей характер взаи­мопомощи и не преследующей целей частной спекуляции. Закон спо­собствует ее росту наиболее подходящими средствами и обеспечивает соответствующий контроль за ее характером и целями»2.

Другим законодательным источником, включающим положения, касающиеся главных черт кооператива как общества, его структуры и организации, является Гражданский кодекс. Так обстоит дело, например, во Франции, Германии, Швейцарии и ряде других стран с рыночной экономикой. В Гражданском кодексе Италии (как и в Кон­ституции) подчеркивается, что основной целью кооператива должна быть взаимопомощь. «Предприятия, преследующие цель взаимопомо­щи, — говорится в Кодексе, — могут создаваться в виде коопера­тивных обществ с ограниченной и неограниченной ответствен­ностью». Определенная часть их дохода «должна направляться на цели взаимопомощи»3.

Третьим законодательным источником являются собственно за­коны о кооперативных обществах, которые, как правило, являются едиными для всех видов традиционной кооперации.

Не вдаваясь в подробности формирования первых двух источ­ников, которые выходят за рамки нашей работы, отметим, что на­стоятельная необходимость в них имеется. Каждое суверенное го­сударство из бывшего Союза ССР не может игнорировать возможно­сти социальной зашиты своих граждан средствами кооперации, а потому должно обратить самое серьезное внимание на конституци­онные гарантии, подобные ст. 45 Конституции Италии, а также отразить в новых Гражданских кодексах тот опыт поощрения эконо­мической активности граждан на гуманных и демократических прин­ципах кооперации, который накоплен в странах с рыночной эконо­микой.

Анализ и обобщение законодательных актов о кооперативных обществах, действующих в различных странах рыночной ориентации, а также и специальной литературы по вопросам кооперативного права позволяет выделить три основных подхода, положенных в основу этих актов в увязке с кооперативными принципами:

____________________

1 Феррейра да Кошта Ф. Возникновение и развитие кооперативов в рамках общественной экономики Португалии. В кн.: Коопера­тивы в Западной Европе. Реф.сборник ИНИОН АН СССР. Серия: Социально-экономические проблемы развитых капиталистических стран. — М., 1989, с. 178-180,

2 Наумов В.К. Кооперация в Италии. — М.: Международные отно­шения, 1989, с. 139.

3 Там же, с. 240.

 

1. Первый подход — это использовать при разработке юри­дических положений в качестве направляющих общие идеи, лежащие в основе кооперативной концепции и вытекающие частично из соци­ологии, частично из экономики, но при этом сами формулировки кооперативных принципов в законе не упоминать. В этом случае законом регулируются все важные вопросы, касающиеся организации и работы кооперативных обществ. Все положения закона в целом отражают лежащую в основе кооперации концепцию. И все, кто дей­ствуют в соответствии с этими положениями, действуют также в соответствии с кооперативными принципами.

2.Второй подход основан на том, что каждое общество, обращающееся за регистрацией, признается таковым только при со­блюдении юридического требования закона, отраженного в его пре­амбуле. Чаще всего это юридическое требование содержит то пони­мание кооперативных принципов, которое изложено в Уставе МКА.

3.Третий подход — это дать определение кооперативным принципам в самом законе.

Первый подход широко используется в западно-европейских странах с давними и прочными традициями кооперативного движе­ния, где основы кооперативного законодательства были заложены еще в середине XIX — начале XX веков. В последующем эти основы не претерпели существенных изменений и отражены в действующих ныне законодательствах, например, Германии, Швейцарии1. Но для условии нашей страны этот путь не представляется прием­лемым, ибо в результате многолетней изоляции от внешнего мира социальная память общества оказалась подорванной до такой сте­пени, что истинную природу и цели кооперации мало кто знает.

По этой же причине вряд ли приемлем и второй путь, так как он предполагает высокий уровень компетенции от органов, которые регистрируют кооперативные общества (например, органы местного самоуправления). Слабо или вовсе не ориентируясь в отношении целей и задач, принципов кооперации эти органы могут нанести вред кооперативному движению.

Таким образом, остается третий путь — разработка такого кооперативного законодательства, которое давало бы четкое и не­двусмысленное определение принципов кооперации. Наиболее после­довательно они отражены в законодательных актах Англии и Фран­ции, внесших огромный вклад в развитие теории и практики коопе­ративного движения во всем мире. Примечательно, что в большинстве развивающихся стран, бывших в прошлом английскими колониями как отмечают специалисты, взяли за основу собственных кооперативных законов закон о ко­оперативных обществах бывшей метрополии — Великобритании (Ин­дия, Гана, Нигерия, Кения, Танзания и др.)2. То же самое можно сказать и о развивающихся франкоговорящих странах (Камерун, Тунис, Сенегал, Мадагаскар и др.), где образцом для юридического определения термина «кооператив» по­служила ст. 2 французского декрета о кооперативных обществах, принятого в 1955 году специально для заморских территории3. «Кооперативные и вторичные общества представляют собой особую форму объединений людей на основе гражданского права, с переменным членством и переменным капиталом. Их основная цель должна заключаться в том, чтобы стать (без стремления к прибы­ли) посредником для своих членов в осуществлении определенных экономических функций, нацеленных на удовлетворение запросов тех, кто в них входит»

______________________

1 Cf. Dentschland: Cecsetz, betrefend die Erwerbs — und Wirtschafsgenossenchaften vom 1. Mai 1889, Novelle zum Gesetz, betrefend die Erwerbs — und Wirtsehaftsgenossenschaften vom 15. Iune 1973; Suiss: Loi federal completant Le Code civil suisse (Livre cingnueme: Droit des Obligati­ons). 1905, Генеж, 1988.

2   Cf. Surringe, B.J. and Digby. M. A Manual of Law and Practice, 3 rd E.A., Cambridge, 19 67, p. 132; Calvert, H. The Law and Principles of Co-operation, 5 th Ed., Calcutta, 1959.

   3 Cf. Decret N 55-184 du 2 fevrier 1955 portant statut de la cooperation dans les territoires relevant du ministre de la France d’outre-mer.

Это определение в точности воспроизво­дит положение, приведенное в законе, действующем и в самой Франции1.

Нетрудно видеть близость текста и смысла приведенного определения к тому, что находило отражение в законодательстве о кооперативах дореволюционной России, а также периода нэпа.

При разработке законов, относящихся к кооперации, законо­датели сталкиваются с проблемой нахождения формы, в которую следует облечь идею взаимопомощи через объединение с тем, чтобы она заняла соответствующее место в экономической жизни страны и органично входила в общую юридическую систему государства. Это означает, что при составлении закона о кооперации коопера­тивные принципы следует трансформировать в юридические нормы и перевести на технический язык права.

Как правило, кооперативные законы в странах с рыночной экономикой принимаются с тем, чтобы предоставить гражданам юриди­ческую основу для достижения конкретной цели: удовлетворения экономических интересов членов, ибо именно это является основ­ной задачей самопомощи, важнейшей характеристикой этой формы организации2. Соответственно, законодатели в своих рассужде­ниях должны использовать эту специфически кооперативную цель в качестве отправного пункта. Все положения кооперативного зако­нодательства должны быть оформлены таким образом, чтобы коопе­ративным обществам было максимально удобно добиваться этой цели — осуществления экономических интересов членов.

Первейшей и самой сложной задачей является нахождение точ­ного определения термина «кооператив». Цель такого определения заключается в необходимости четко различать кооперативные обще­ства и другие организации, а также в стремлении подчеркнуть ха­рактерные черты традиционных кооперативов. Соответственно, юридическое опре­деление должно быть достаточно широким, чтобы охватить все воз­можные формы кооперативных обществ, и достаточно узким, чтобы исключить любое злоупотребление этой организационной формой или использование ее в иных, некооперативных целях.

Чтобы дать ясное и точное определение термину «коопера­тив», законодатели должны проанализировать систему кооператив­ных принципов и отобрать только те ее элементы, которые важны для специфической организационной структуры кооперативного общества. Так, в Швеции термин «кооператив» относится к эконо­мическому предприятию, основывающемуся на совместных действиях и самопомощи его членов, имеющему прямую связь с нуждами и эко­номическими интересами этих членов3. Аналогичное определение можно найти в кооперативном законодательстве любой страны с ры­ночной экономикой. А потому законодатели должны принимать во внимание, что кооперативное общество — это:

— группа людей, объединенных, как минимум, одним экономиче­ским интересом, с переменным членством;

— целью группы и каждого ее члена является удовлетворение общих потребностей совместными действиями, основанными на вза­имной помощи;

— средством достижения этой цели является создание предприя­тия (кооперативного предприятия);

— основной целью деятельности этого предприятия является улучшение экономического положения членов этой группы, (точнее: улучшение экономического положения кооперативных предприятии и семей членов кооператива).

______________

1 Loi du 10 septembre 1947 portant statut de la cooperation.

2 «Кооператив — это общество, деятельность которого направле­на в принципе не на получение прибыли, а на оказание помощи и содействия членам общества» (См. Основы правовых норм стран Центральной Европы // Хойер В. Как делать бизнес в Европе, с. 36.

3 Волков A.M. Швеция: социально-экономическая модель. — М.: Мысль. 1991. с.

Эти характеристики отражены в юридическом определении «ко­оператива» в разделе 1 Закона о кооперативных обществах Герма­нии, принятого в 1889 году. «Общества с открытым членством, имеющие целью способствовать развитию экономической деятельно­сти своих членов путем создания совместно управляемых предприя­тий»1. В законах о кооперативных обществах Индии 1904 и 1912 годов кооперативное общество (общество, которое может быть за­регистрировано) определяется следующим образом: «общество, име­ющее целью осуществление экономических интересов своих членов в соответствии с кооперативными принципами (Coop. Soc. Act, 1912, India).

Одной из первых, из бывших социалистических стран приняла новый закон о кооперативах Болгария и первая же его статья гла­сит: «Кооператив есть добровольное объединение физических лиц с переменным капиталом и переменным составом членов, которые че­рез взаимопомощь и сотрудничество осуществляют хозяйственную и другую деятельность для удовлетворения своих интересов»2.

Проведенные определения охватывают исторический период, превышающий сто лет, и тем не менее имеют общую основу: осуще­ствление интересов членов кооперативных обществ, полагающихся исключительно на свои силы. А в преамбуле индийского закона прямо указывается, что целью данного законодательства является содействие увеличению достатка и самопомощи крестьян, ремесленников и лиц с ограниченными средствами (Sec.I. Coop. Soc. Act, 1912, India). Последнее обстоятельство создает весьма деликатную ситуацию, ибо люди, ограниченные в средствах, имеют немного шансов организовать эффективное и конкурентоспособное кооперативное общество. А потому на начальной стадии развития инициативы этих лиц в Индии использовались различные формы спонсорства со стороны государства. Ныне это широко распростра­ненная практика во всем мире. И в ст. 2 болгарского закона о кооперативах 1991 года указывается, что государство «помогает и поддерживает кооперативы через налоговые, кредитные и другие экономические облегчения». Кроме того, от налогообложения полностью освобождаются кооперативы учащихся и лиц с ограничен­ной трудоспособностью (ст. 37, п. 5).

В Камеруне в юридическое определение кооператива вклю­чена возможность получения финансовой помощи со стороны правительства и других организаций, а также налоговые льготы. В Тунисе в юридическое определение термина «кооператив» включены еще более детальные положения, касающиеся целей кооперативных обществ, практики, которой им рекомендует­ся пользоваться в своей деятельности, и места, занимаемого ими в экономике страны, т.с. законодатели говорят о политике, принципах, практике кооперации и организационной структуре кооперативов одновременно. То же самое можно сказать о разделе Гражданского кодекса Швейцарии, посвя­щенного кооперативным обществам. В этом случае определе­ние термина «кооператив» чрезмерно перегружено деталями.

Кроме того, чрезмерно детализированное юридическое опреде­ление отрицательно тем, что оно может тормозить и даже препятствовать изменениям в политике и практике, необхо­димость в которых возникает в связи с изменением потребно­стей и обстоятельств. В этом нетрудно убедиться па примере закона о кооперации в СССР, пытавшегося объять необъят­ное и тем не менее ставшего мощной преградой на пути воз­рождения именно кооперации.

В связи с вышеизложенным, представляется разумным предло­жить, чтобы:

— определение роли кооперативных обществ в национальной эко­номике и отношение правительства к кооперативам были изложены в специальном правительственном заявлении;

_______________

1 Munkner H.-H. Co-operative Law in the Federal republic of Germany. Marburg, 1989, p. 2.

2 Закон за кооперациите // Държавен вестник, бр. 63 от 3 ав­густ, 1991.

— определение кооперативных принципов, лежащих в основе ко­оперативного законодательства, было внесено в преамбулу Закона;

— в какой-либо статье Закона было дано определение термина «кооперативное общество», причем только тех характерных черт, которые имеют непосредственное влияние на организационную структуру этого общества.

1. Правительственное заявление должно подчеркнуть особый статус кооперативных обществ как организаций самопомощи граж­дан, а потому заслуживающих всемерной поддержки государства. Опыт стран с рыночной экономикой показывает, что лучше всего с этой задачей справляются Государственные комитеты содействия кооперативному движению, интегрированные в международные струк­туры (МОТ, МКА, ФАО и др.). Они, как правило, обладают правом законодательной инициативы, имеют региональные и местные цент­ры, осуществляют юридическую, методическую и иную помощь кооперативам и гражданам, желающим создать такие кооперативы. А потому в правительственном заявлении необходимо оговорить возмож­ность создания такого органа с указанием возлагаемых на него задач (разработка общегосударственной программы поддержки ко­оперативного движения, по опыту ООН, ЕЭС и других международных организаций, стран с рыночной экономикой; решение вопросов информационного, организационного, кадрового и экономического обеспечения развития кооперативных обществ и т.д.).

Применительно к потребительской кооперации подобное заяв­ление должно содержать в себе положения, защищающие ее собст­венность как коллективную и неделимую собственность чле­нов-пайщиков данного кооперативного общества, а также положе­ния, признающие ту часть собственности, которая находится в их союзах общей собственностью всех действующих и вновь созда­ваемых потребительских обществ, долженствующую обслуживать исключительно интересы последних и их членов. В заявлении также должны быть оговорены причины огосударствления потребительской кооперации и концепция ее разгосударствления, исключающая впредь вмешательство государства и его органов во внутренние дела кооперативных организаций и тем самым признающая за потре­бительской кооперацией права автономного развития на основе принципов, принятых среди членов МКА, в рамках свойственных ей социаль­ных институтов (идеология, образование, наука и др.).

Далее в правительственном заявлении следует оговорить, на какие льготы вправе рассчитывать кооперативные общества, при условии их неуклонного следования духу и букве нового закона о кооперативных обществах (налоги; тарифы на перевозку грузов; аренда помещений, зданий, сооружений и т.д.)- Очевидно, уместно указать и на то, что кооперативные общества, создаваемые лицами с ограниченной трудоспособностью, учащимися, а также расположенные в горных и отдаленных местностях, будут полностью осво­бождены от налогов, пользоваться особыми формами поддержки со стороны государства и органов местного самоуправления.

Подобное правительственное заявление является непременным условием приведения в движение ныне безучастных масс пайщиков, с одной стороны, и активизации инициативы творчества тех специ­алистов и работников потребительской кооперации, которые искренне озабочены интересами этих пайщиков — с другой. Очевид­но, только это движение и поднимет интерес людей к мировому опыту кооперативного строительства, к трудам теоретиков коопе­рации и через активизацию деятельности органов кооперативного самоуправления создаст конкретные формы взаимодействия органи­заций потребительской кооперации (действующих и будущих) между собой максимально использующих имеющуюся собственность потреби­тельской кооперации, все объекты ее производственной и социаль­ной инфраструктуры. И это же движение создаст себе такие демо­кратические органы управления и союзные центры, которые будут в наибольшей степени отвечать интересами их учредителей.

2. В преамбуле закона о кооперативных обществах следует дать определение кооперативных принципов, соответствующее тре­бованиям МКА.

Как уже отмечалось, после отказа от нэпа большинство кооперативных принципов системой потребительской кооперацией СССР не соблюда­лись, а с принятием закона о кооперации в 1988 году для ряда из них была ликвидирована и правовая основа (обязательность отчис­лений средств на обучение членов потребительских обществ; при­надлежность экономических результатов деятельности членам общества и их справедливое распределение и т.д.). Отсюда даже нали­чие в уставах кооперативных организаций положений, обязывающих их делать, например, отчисления в фонд подготовки кадров (не говоря уж о давно забытом обучении пайщиков) не находят теперь отклика, что создало самые серьезные проблемы в кооперативных учебных заведениях.

Принципиально и то, что даже в своем запоздавшем и гото­вившемся в глубокой тайне проекте «Основ законодательства СССР о потребительской кооперации» Центросоюз не признал всех прин­ципов МКА. К таковым в законопроекте, судя по его фрагментам, изложенным заместителем председателя правления Центросоюза (сам полный текст нигде не обнародован и не известен даже рядовым сотрудникам аппарата Центросоюза) отнесены лишь добровольность членства, демократизм, социальная справедливость, взаимопомощь и сотрудничество1. Причем, из них лишь первый принцип может быть понят буквально, а что имеет в виду аппарат под остальны­ми, сказать сложно.

Не находим мы ряда кооперативных принципов и в республи­канском законе «О потребительской кооперации в Казахской ССР», ставшем первым актом такого рода, разработанном и принятом на республиканском уровне2.

Как одному из участников его разра­ботки, автору не удалось убедить остальных членов комиссии (со­стоявших исключительно из руководителей областного и республи­канского уровня) включить в закон такие принципы, как участие пайщиков в управлении; забота об образовании работников, цент­рализация средств на эти цели и др. Тем не менее, автор настоял на особом статусе потребительской кооперации как общественно-хозяйственной организации (чего лишен Центросоюз, лишь теперь спохватившийся, что после поправки к ст. 5 закона о кооперации, он превратился в чисто хозяйственную организацию)3. В резуль­тате удалось существенно снизить размер подоходного налога: он установлен в размере до 20% и может быть снижен по решению органов местного самоуправления.

И вместе с тем, попытка самостоятельного представительства Казпотребсоюза в МКА, что предусмотрено ст. 19 казахского зако­на, может встретить возражения из-за несоответствия принципов, заложенных в законе критериям МКА. Немаловажно подчеркнуть, что приведенные выше принципы МКА, распространяются не только на физических лиц (членов-пайщиков кооперативных обществ), но и на ассоциации (союзы) ко­оперативных обществ и их совместных предприятий (учреждений) как юридических лиц (ст. 8 Устава МКА). Именно это положение вообще не отражено в законе о кооперации СССР, где только прин­цип добровольности распространяется на физических и юридических лиц (как условие образования кооператива и кооперативного сою­за).

 

_____________________________

1 Законодательство о потребительской кооперации // Советская потребительская кооперация, 1991, № 10, с. 20-22.

2 Закон Казахской ССР «О потребительской кооперации в Казах­ской ССР» // Казахстанская, правда, 1991, 18 января.

3 «Слабо или совсем не отражены, — сетует теперь зам. предсе­дателя правления Центросоюза Н.Лупей, — вопросы потреби­тельской кооперации… в законах «О собственности в СССР», «О предприятиях в СССР», «Об общественных объединениях в СССР» / см.: СПК, 1991, № 10, с. 20). Спрашивается, а чего, собственно, ждал Центросоюз три года и чем занимались 40 назначенных им народных депутатов СССР?

 

Аналогично обстоит дело и в законе Республики Казахстан и в законопроекте России. Отсутствие же остальных принципов в союзном законе (взаи­мопомощь, солидарность, справедливое распределение доходов, отчисления на образование членов и т.д.) фактически разрушило системообразующие связи в потребительской кооперации и не соз­дало прочной основы для возникновения других кооперативных си­стем. Это же является наиболее уязвимым местом и закона «О по­требительской кооперации в Казахской ССР».

3. Новый закон о кооперативных обществах, по нашему мне­нию, должен начинаться с определения термина «кооперативное общество». С учетом изложенного выше, как представляется, за основу может быть принято следующее определение: кооперативное общество является добровольным объединением граждан с перемен­ным составом членов и капитала, имеющем целью улучшение эконо­мического и социального положения своих членов путем какой-либо хозяйственной деятельности, основанной на взаимопомощи и других кооперативных принципах, соответствующих требованиям МКА.

Приведенное определение, на наш взгляд, охватывает все характерные признаки такого рола организаций, соответству­ет требованиям МКА и вместе с тем отличает их от всех дру­гих организаций и предприятий: частных, акционерных и т. д. Оно распространяется и на юридических членов кооператив­ного общества, либо союза этих обществ. Ибо союз, как от­мечалось в Кооперативном законодательстве, принятом Временным правительством России в начале 1917 года, «учреж­дается под особой фирмою с целью наиболее успешного осу­ществления задач товариществ, входящих в их состав»1.

Полагаем, что разработка и принятие закона о кооперативных обществах является настоятельной необходимостью для всех рес­публик бывшего Союза, ибо такой закон способен закрыть зияющую в их программах перехода к рынку брешь социальной защиты граж­дан. Причем, руками и творчеством самих этих граждан, которых нужно только организовать и направить в русло созидательной де­ятельности, как это принято в цивилизованных странах. «Оказыва­ется, — пишет О.Веденеева, — в США наряду с сильным частноприбыльным сектором… есть еще и некоммерческий… По действующе­му в США законодательству некоммерческой считается организация, чистый доход которой не распределяется среди ее членов»2. Да, существует. И не только в США, где численность некоммерческих организаций составила 900 тыс. и критерием их деятельности является степень общественной полезности оказываемых ими услуг3. Причем, это не только те организации, о которых пишет О.Веденеева (учреждения науки, образования, здравоохранения и культуры, различные фонды, профессиональные объединения и т.п.), но и значительная часть кооперативного сектора, ориентированного на, неприбыльное обслуживание своих членов. Вот это последнее обстоятельство никак не укладывается в головах отечественных идеологов «капиталистического строитель­ства», пустившихся на коммерциализацию всего и вся (науки, образования, учреждений и объектов социально-культурного назна­чения и т.д.). Причем, односторонние преимущества получают именно предпринимательские и коммерческие структуры4, хотя, как выясняется в крупнейшем государстве России, вообще не го­товы, например, к

____________________

1 «О регистрации кооперативных товариществ и их союзов, а также обществ и союзов, не имеющих своей целью извлечение прибыли». В кн.: Кооперативный закон и примерные уставы общества потребителей и союза потребительских обществ. — М., 1917,с. 16

2 Веденеева О. Некоммерческие организации. // Экономика и жизнь, 1991, № 47, с. 5.

3См., например: Матусевич В.А. Фермерские кооперативы в США. В кн.: Опыт развития кооперации зарубежных стран и проблемы кооперативного движения в СССР (материалы круглого стола) ИМЭПИ АН СССР. — М., 1991, с. 212-226; Там же: Саранина В. Г. Производственная кооперация в развитых капиталистичес­ких странах, с. 2 27-237

4См., например: Неотложные первоочередные меры, рекомендуе­мые в целях создания благоприятных условий для развития ча­стной инициативы и предпринимательства // Экономика и жизнь, 1991, № 47.

 

 

 

 

переподготовке ожидаемых миллионов безработ­ных1. И не готовы государственные структуры, которые даже не ставят задачей переподготовку этих людей и ликвидацию их общей рыночной и функциональной неграмотности. Послед­нее же стало по сути монополией альтернативных структур, осно­ванных на коммерческих началах и тем самым исключающих сколько-нибудь массовый и доступный характер именно рыночного обра­зования. В результате десятки миллионов ни в чем не повинных людей чувствует себя полностью безоружными перед надвигаю­щимся рынком, что чревато социальными потрясениями и взрывами.

Весьма примечательны в этой связи слова заметной фигуры среди русских кооператоров прошлого В.Ф.Пекарского, который в своем учебнике, вышедшем в 1913 году писал: «Чем сознательнее подчиненные массы и чем культурнее господствующие классы, тем борьба ведется планомернее, спокойнее и тем более берегутся общественные силы. Чем менее сознательности внизу и культурно­сти наверху, тем порывистее ведется борьба, достигая катастро­фического напряжения — бунтов, революций, войн» (Пекарский В.Ф. Нормальная экономика (теория кооперации). — СПб.: Наш век, 1913, с. 56). Наше прошлое и настоящее как нельзя более точно отражает, увы, не первая, а вторая часть приведенного утвержде­ния.

В этих условиях создание правовой, научной и информационной основы для самоорганизации людей в кооперативные общества и поддержка государством самого широкого распространения последних является одним из мощных средств разрешения противоречий рынка, ибо сами принципы деятельности этих об­ществ, ориентированные не на максимизацию прибыли, а на обслу­живание экономических и социальных потребностей их членов, вы­ступают гарантом социальной стабильности той части населения, которая окажется втянутой в созидательную работу по решению собственных проблем. Рассмотренные в данном разделе принципы кооперативного строительства и процесса их правового обеспечения, охватывают, главным образом, общие подходы к этой проблеме. Так, указанные выше требования МКА отражают основополагающие идеи или ценности кооперации, которые являются важным ориентиром, по которому сверяются кооперативные законодательства тех стран, которые разделяют цели кооперативного движения. Средством же реализации указанных идей, как уже отмечалось, выступают те принципы, совокупность которых составляет концепцию развития кооператив­ных организаций и определяется кооператорами или правительства­ми тех или иных стран самостоятельно. Это и находит затем отра­жение в национальном кооперативном законодательстве, становясь руководством к действию. Изложенное требует специального рассмотрения совокупности предлагаемых кооперативных принципов как основы функционирова­ния потребительских и иных кооперативных обществ на началах са­моорганизации и самоуправления их членов.

Изложенное выше требует специального рассмотрения совокупности предлагаемых кооперативных принципов как основы функционирова­ния потребительских и иных кооперативных обществ на началах са­моорганизации и самоуправления их членов. Чему посвящен следующий раздел нашего исследования.

 

 

 

______________________

1 Там же: В РСФСР не готовы к массовой переподготовке безра­ботных, с. 13 .

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *