Прогулка 1. А город наступал



8.03.2017-10.03.2017

 

Прогулка 1. А город наступал

 

Иногда стоит смотреть на мир под другим углом.

Давно ли вы гуляли по городу и наблюдали за тем, как он растёт, меняется, сбрасывает старую чешую, как змея? А давно замечали, сколько в нём разного, красивого, странного? Всё это мне повезло увидеть сегодня.

Во второй половине дня, часов в пять, я потянул на себя калитку, закрывающую проход во дворик нашего дома, и скоро оказался на Житной. Воздух был холодный, но уже явно не зимний, а совсем другой, наполненный… предчувствием настоящей весны.

Пройдя справа от площади, где мирно грелся в лучах солнца Ленин (у его ног суетились скейтбордисты), я спустился в тёмный подземный переход и вышел с другой стороны. Моё внимание полностью захватили башни Сити, и я остановился на углу улицы.

Окутанные лёгкой дымкой, небоскрёбы поднимались над остальным городом. Поразительное по своей силе зрелище.

Я думал: «Он красив, этот новый город. Пройдёт время, и он легко подомнёт под себя старую Москва, её тихие кривые переулки… но как же он изящен!»

Вернувшись на залитую солнцем сторону Якиманки, я двинулся под гору. В просветах между домами то и дело проглядывал Сити, напоминая о себе. Внезапно совсем рядом показался «Президент-Отель», грузный, как будто не совсем уместный, и так же быстро скрылся из вида.

Когда я на несколько секунд увидел высотку Министерства обороны, я не поверил своим глазам: вместо недавно разобранного шпиля на её верхушке громоздились строительные леса, и от этого всё здание, угловатое, массивное, стало похоже на скелет какого-то ископаемого животного.

Путешествие продолжилось. Скоро впереди замелькали первые купола москворецких церквей, а немного левее, над домами, засиял купол Храма Христа Спасителя. Шаг, другой, и перед моими глазами предстала часть дворца, над которым на золотом флагштоке гордо реял триколор. Ещё десяток шагов – и показались башни Кремля, а затем и здание библиотеки, широкое, основательное, без лишних украшений. Рядом с ним аккуратно пристроился дом Пашкова, чем-то похожий на свадебный торт. От обилия машин на Большом Каменном казалось, что это сам мост шевелится и сверкает огнями.

Я прошёл до самого берега реки. Впереди виднелись ещё голые деревья Болотной площади, а за ними – гордые и стройные башни из красного камня по соседству с белоснежными соборами. Налюбовавшись блеском золота и суетливым движением вокруг, я неожиданно для самого себя свернул в переулок, и только потом увидел на табличке знакомое название «Старомонетный».

Вот чем интересна Москва! Здесь в глубинах улиц кроется совсем другой город, местами неопрятный, неброский, асимметричный – словом, честный и живой. Почему-то меня всегда радовала эта простота. Куда ни глянь — везде дома со своим особым характером, новые ли, старые ли, высокие ли, низкие ли. А сколько всего скрыто в их дворах и за решётками заборов!

В одном пролёте я увидел разрушенные остатки кирпичной стены. Она была похожа на почерневший от времени сухарь, разломанный на куски чьей-то мощной рукой. Было в этом что-то красивое и печальное, напоминающее о том, что время всегда забирает своё.

Я приближался к месту, где переулок делал крутой поворот и обрывался на Полянке. Не дойдя до светофора в конце переулка, я остановился у перекрытой арки старого, не до конца снесённого дома, и что-то заставило меня на пару секунд заглянуть в небольшую дыру в металлическом листе. Внутри я увидел кирпичное крошево, осыпавшиеся своды, пару грязных сугробов и сорняки, больше ничего. Меня поразил запах, доносившийся оттуда: пахло сыростью, древностью, чем-то терпким, и этот запах не был противен, а наоборот! Думаю, именно так должны пахнуть подземелья сказочных замков.

Я бы остался там дольше, но за спиной запищал светофор, и я двинулся по Полянке, держась в тени панельного дома. Моё внимание привлекла крыша его серого соседа-близнеца: там кто-то вывесил на оградительной сетке не то воздушные шарики, не то флажки, образовавшие надпись «Awake» — «пробудись» в переводе с английского. Интересно, что имел в виду неизвестный автор?

Ход моих мыслей был прерван: впереди стала видна часовня, выкрашенная в мягкий жёлтый цвет. В лучах заката её шпиль пускал золотые искры, а стены приобрели нежный персиковый оттенок.

Я замер – настолько это было красиво. Всё было пронизано спокойствием и умиротворением. Вокруг было совсем тихо, даже машины шелестели менее внятно, чем обычно. Голые ветви деревьев за церковной оградой медленно качались от лёгких дуновений ветра…

Скоро я добрался до дома, и первое, что сделал – открыл дверь, ведущую на балкон, потом впервые за долгое время ступил на его плиты, положил руки на остывшую металлическую решётку перил, закрыл глаза.

Вдох, выдох. Пахло весной, пылью, прохладой.

Я открыл глаза. Справа от меня медленно поворачивались строительные краны, дымились фабричные трубы и зажигались первые огоньки в окнах. Впереди купались в розовом свете башни Кремля. Слева ещё висело над самым горизонтом, бросая последние лучи на город, жаркое солнце.

А город наступал с запада, медленно и неумолимо, чтобы однажды поглотить старые улочки, сады и аллеи Москвы. И какое-то неясное, тревожное чувство охватило меня, когда я вспомнил ряды небоскрёбов Сити.

 

Copyright Валерий Холопов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *